assenizavtor (birdy_strangelo) wrote,
assenizavtor
birdy_strangelo

жизнь продолжается

Трудно быть богом
Первая часть «Нимфоманки» закончилась фразой героини: «Я ничего не чувствую» и слезами. Плакать я не стала, но ведь и правда. Я смотрела «Трудно быть богом» три часа – и ровным счётом ничего не чувствовала. Как кошечка на стиральную машинку – что-то движется всё время, движется. О, красивые средневековые цацки. О, круто как реквизитор поработал. О, как классно снято, туман, вот это всё. О, какая харя. О, хуй осла. О, герой переживает. О, средневековые сортирные реалии. О, кишки. О, джазец. И всё. Ни радости, ни боли, ни отвращения, ни даже скуки. Три часа отстранённого наблюдения. Давно такого за собой не припомню. И не знаю, как к этому отнестись.

Нимфоманка vol 2
Трудно сказать, что меня так расстроило. Вышла из кинотеатра я с чётким ощущением, что во-первых, Триер меня наебал (при том, что предъявить по сути нечего, хули), а во-вторых, что Волобуев написал точную рецензию. Сравнение с «Всё, что вы хотели знать о сексе» Аллена очень точное. Сборник баек про еблю. Анекдоты по мотивам «Антихриста». Самое классное состояние у меня было между первым и вторым фильмом. Для спокойствия и радости следовало бы ограничиться трейлером второй части и сладким ожиданием продолжения истории. Но я из тех слушателей, которые требовательно теребят автора за рукав и спрашивают «А что было дальше», даже когда этого не стоило бы делать. А по сути дела – читайте Волобуева.

Дитя тьмы
Редкий случай, когда прокатчиков с их ебаным альтернативным неймингом можно понять, на фильм с названием "Сиротка" с меньшей вероятностью будут рваться толпы народа. И совершенно зря: охуенный страшник, с детективным, практически, сюжетом.

«Ночные кошмары и сновидения», «Всё предельно», «11.22.63», «Бессонница»
Всё-таки в Кинге я люблю автора страшных сказок. А романиста люблю ровно настолько, насколько у него там страшные сказки. Поэтому в рот я ебла вникать в тонкости убийства Кеннеди, например. И ностальгия по пятидесятым мне не интересна. И метафизика «Бессонницы». И всё другое, что сам Кинг, судя по интервью, любит в себе гораздо больше. И вообще моя любимая книга у него – «Пляски смерти», и это, кажется, уже не поменяется.

Читаю кучу книг, все параллельно, ни одну не дочитала. Чуковский, Стерн, Бахтин, Рабле, а теперь ещё и Франкл «Человек в поисках смысла». Это снова терапевтическая книга. Я к ним уже не подхожу, а подкрадываюсь. Месяц собиралась с духом, чтобы найти и скачать. Две недели – на то, чтобы в первый раз открыть. Не такая уж простая задача, как может показаться – ставить самому себе жгучие анальные свечи. Хотя чего тут трудного, казалось бы. Пока, впрочем, не больно. Но памятуя предыдущий опыт, я подожду с выводами. А ну да, ещё добавился Бушков про Березовского. Это вклад, который внёс Леонид в моё политпросвещение. Терпеть не могу Бушкова, он какой-то мудак, и пишет к тому же так себе. Но Леонида уважаю, и, если он говорит, что эту книгу я прочту с большой пользой для себя, то я её прочту.

В пятницу была вечеринка журналистов разной степени культурности, на которой собрались представители Красноярска, Новосибирска и Омска. В общем, там всё было как обычно - трёп за всю масть и культуру, безудержное пьянство, переходящее в хоровое пение, уснуть на диване с плюшевым медвежонком, проснуться и продолжить. Собственно, я бы не стала об этом писать, если бы это не касалось "Тэффи", моей золотой девочки, моего заранее вылюбленного проекта, когда Настя так поёт каверы на своё любимое, чтобы под это бухать в кабаке. Такая музыка, чтобы сделать "Мой топор зарыт в лесу" этакой псевдоджазовой штукой и вписать его между Вертинским и Шуфутинским. В общем, я впервые с последнего концерта "Глаз снега" пела на публике, и почти никто из присутствовавших до этого не слышал меня никогда. И мне важно, что реакция товарищей очень меня поддержала. Потому что я же делаю "Тэффи" вопреки тому, что думаю о себе сама. Например, я обычно не пою, когда дома есть кто-то ещё. Верите ли, стесняюсь. Выйти на сцену в зале, полном народа, с репертуаром "Глаз снега" ("Жрать неси, хуй соси, - я только это слышу, я баба на Руси") - куда менее ссыкотно, чем спеть при ком-нибудь "Поедем на войну", например, обожаемой моей Натальи Георгиевны. И охуенно, когда люди не прячут глаза после этого и не бормочут что-нибудь в духе: "Да-да, ты хороший человек, Настя, мы тебя любим", а говорят "О, заебись, а может ты ещё споёшь?". Блин, как же больно, что три музыканта ждут меня на низком старте в Красноярске, готовые работать вовсю, а у меня тут сребролюбие, работа без выходных и пьянство вместо репетиций.

Про воскресный концерт Фёдорова-Волкова я писать не могу. Пусть Креслинг пишет, он лучше умеет слова в предложения составлять. Я в состоянии только вздыхать, закатывать глаза, жестикулировать и восторженно материться. А также ходить на все их концерты и сманивать туда всех, кто попадётся под руку, вне зависимости от степени любви к творчеству Леонида Фёдорова. Потому что вживую это какой-то шаманизм вообще.

Вообще последние выходные были супербезумные. Хлеще трипы со мной случались только в светлой памяти 2010-м году. Но с тех пор я стала изрядно стара, задор не тот. Мне бы спать по ночам и блюсти трезвость. Чем, пожалуй, и займусь в ближайшую неделю. 
Tags: Новосибирск, кино, книги, музло, фильмы, хапнем культурки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments